Как убивали наперстянкой. «Садово-дачные» детективы Агаты Кристи

Именитая создательница детективов была фармацевтом, поэтому виртуозно «травила» собственных персонажей. Яд — одно из главных средств убийств в ее именитых книгах. Но при этом Кристи была любителем цветов и садов, используя и эти познания в своих сюжетах.

«Травка смерти»

В этом рассказе непревзойдённая мисс Марпл, которая, кстати, и сама была большой любительницей цветов, разгадывает загадку погибели молодой девушки. Гостья проницательной старой леди ведает ей одну давнюю историю: «Мы с Артуром гостили у сэра Эмброза Берси в Клоддерхэм-Корт. И в один прекрасный момент по ошибке — очень это тупо вышло, я считаю — с шалфеем было собрано много листьев наперстянки. В тот вечер на обед были поданы утки, нафаршированные шалфеем. Скоро все почувствовали себя очень плохо, а одна женщина, подопечная сэра Эмброза, даже умерла».

Могло ли такое произойти в действительности? Безусловно. Листья шалфея, который используется в кулинарии как пряно-ароматическая культура, вправду похожи на листья наперстянки — красивоцветущего двулетника. Сама же наперстянка — одно из канонических растений обычного английского цветника (впрочем, в российских садах её можно узреть не реже). А вот в фармакологии её употребляют для получения дигоксина — сердечного гликозида, который во времена, когда происходит действие рассказа, был чуть ли не единственным средством для исцеления сердечной недостаточности. К сожалению, в огромных дозах он превращается в опасный яд, который может привести к смертельному исходу.

Почему же из тех, кто отведал фаршированную утку, пострадала только одна девушка? Была ли её погибель вызвана столь незначительным количеством наперстянки? Конкретно этими вопросами задалась мисс Марпл. Разгадка злодеяния крылась в том, что влюбленный в свою воспитанницу опекун, сгорая от ревности, добавил ей в пищу прописанное ему врачом лекарство, также содержащее дигоксин. А листья наперстянки должны были только отвести от него подозрения.

Так что не торопитесь отказываться от удовольствия полюбоваться этим прекрасным растением в собственном саду, тем более что вырастить наперстянку нетрудно. Как и другие двулетники, она плодится посевом семян на рассаду. Сеять её желательно в конце мая — тогда в начале сентября юные растения уже можно будет высадить в цветники. Наперстянка отлично растёт и на светлых участках, и при лёгком затенении. У растений её довольно богатая гамма оттенков, потому подыскать сорт для того или другого цветника труда не составит. И помните: даже если вы запамятовали вымыть руки после того, как прикасались к наперстянке, погибель вам не грозит.

Наперстянка. Фото: www.globallookpress.com

«Что вырастает в саду у Мэри»

Рассказ повествует о расследовании убийства старенькой леди. На этот раз его ведёт именитый сыщик Эркюль Пуаро. Некая дама присылает ему тревожное письмо, а через несколько дней из газет он выяснит о её скоропостижной смерти. Пуаро отчаливает в коттедж под названием «Розовый сад», где проживала погибшая: «Направляясь к парадной двери дома, Эркюль Пуаро невольно задержался, с одобрением смотря на аккуратно разбитые рабатки по обе стороны дорожки. Розы уже практически были готовы к пышному цветению, а пока что цвели бледно-желтые нарциссы, ранешние тюльпаны, синие гиацинты… Конец последней рабатки был отчасти окаймлен раковинами».

В ходе визита Пуаро узнает, что старушка была отравлена большой дозой стрихнина. Подозрение падает на её компаньонку — даму русского происхождения, которой покойная завещала дом, сад и практически все свои деньги, обойдя при этом свою племянницу с супругом. Но как подозреваемой удалось дать хозяйке стрихнин: ведь он очень горек и незаметно подмешать его в еду практически невозможно?

Разгадка потаенны крылась в любви старой дамы к устрицам. Её племянница, обожавшая сад, не могла смириться с тем, что может утратить его. Она подмешала яд в любимое кушанье тётушки, зная, что та глотает устрицы так стремительно, что не почувствует горечи. Но выкинуть раковины в мусорное ведро было нереально: их могла обнаружить служанка. «И тогда вы отыскали выход —понял Пуаро, — обложить ими рабатку. Но раковин оказалось очевидно недостаточно… Ряд остался незаконченным, что нарушило симметрию в вашем прелестном садике».

Если бы действие этого рассказа происходило в Рф, преступнице ни за что удалось бы замести следы таким образом. Ведь в наших садах никому и в голову не придёт обрамлять цветники и рабатки раковинами (разве что где-нибудь на побережье). Зато в распоряжении русских садоводов имеется масса других материалов, которые отлично подходят для этой цели. Прекрасное обрамление получается из камней и распиленных древесных стволов. Его можно отлить из бетона, при этом для этого необязательно приглашать специалистов: установить опалубку и приготовить смесь из цемента, песка и воды не так уж трудно, хотя и несколько трудоёмко. Кроме того, в продаже имеются уже готовые огораживания из пластика и металла. Выбор за вами!

Кадр из кинофильма

«Печальный кипарис»

В центре повествования вновь оказывается Эркюль Пуаро. Перед ним стоит сложная задача. Молодую женщину обвиняют в том, что она отравила свою соперницу. Если именитый сыщик не сможет доказать невиновность подсудимой, она отправится на эшафот.

Обвинение базируется на том, что, мучимая ревностью, она угостила покойную даму сэндвичем с рыбным паштетом, добавив туда яд. Несмотря на то что в особняке, где произошло убийство, не считая них находилась ещё медицинская сестра, сэндвичи приготовила конкретно обвиняемая. Таким образом, только у неё имелись и мотив, и возможность. Но Пуаро не даёт покоя одна маленькая деталь: когда медсестра мыла посуду после ленча, подсудимая увидела у неё на руке след укола. На вопрос, откуда он взялся, та ответила, что укололось о шип розы, возрастающей возле сторожки.

«На осмотр комнаток сторожки потребовалось только несколько минут. Когда они вышли наружу, Пуаро прикоснулся к листьям розы, стволы которой обвивали деревянную решетку шпалеры. Красные цветы благоухали.

— Понимаете, как называется этот сорт? — вдруг спросил он. — Это „Зефирен Драуфен“, мой друг».

Какую же роль сыграла роза в раскрытии этого злодеяния? Она дала знаменитому сыщику нужную зацепку. Вызванный в трибунал эксперт заявил, что указанный сорт не имеет шипов, потому уколоться о растение было невозможно, а, означает, медсестра солгала. В ходе расследования выяснилось, что она приходилась убитой девице родной тёткой, о чём сама бедняжка и понятия не имела, и рассчитывала на наследие. Медсестра подсыпала яд в чай, который они пили вдвоем с умершей, а позже сделала себе укол рвотного. 

Не стоит мыслить, что всё это лишь плод воображения Агаты Кристи. Древная плетистая роза сорта ‘Zephirine Drouhin’ вправду не имеет шипов. Она обильно цветёт и обладает непревзойдённым запахом. Правда, цветки у неё не красные, а вишнево-розовые. В нашем климате её высота обычно не превосходит 2 м, но это не мешает использовать ‘Zephirine Drouhin’ для декорации арок, пергол и беседок. Ведь отсутствие шипов — большой плюс, когда розу ежегодно приходится снимать с опоры, чтоб укрыть на зиму.

Но это далековато не единственный бесшипный сорт. При желании из таких растений можно сделать целый розарий. Это, к примеру, практически не имеющие шипов чайно-гибридные розы ‘Barkarole’, ‘Charles De Gaulle’ и ‘Dolce Vita’, флорибунды ‘Joachim du Bellay ‘, ‘Golden Border’ и ‘Мерседес’, плетистая ‘Wartburg’ и многие другие.

Пуаро Агаты Кристи. Кадр из кинофильма